Игорь Шулинин: «Рынок коворкингов в РФ находится в фазе «каморкинга»

вокки 2

Отечественный рынок коворкингов в последние годы стремительно развивается, однако набранной скорости пока не хватает, чтобы отдалиться от линии старта на значительное расстояние. Тем не менее приблизиться к лидерам, а то и вовсе их нагнать нашей стране вполне по силам, уверен директор сети Workki Игорь Шулинин. Как удается бороться со стереотипом, что коворкинг — это «для хипстеров», в чем западные офисы «кооперативного формата» уступают российским, особенностях управления подобными объектами и многом другом, руководитель рассказал порталу «Арендатор.ру».

Насколько, по Вашему мнению, сейчас развит российский рынок коворкингов?

Он находится в зачаточном состоянии. В 2012 году начался бум коворкингов, и в основном открывались небольшие, можно даже выразиться, бутиковые пространства. Но чаще всего они совсем и не бутиковые, а, как мы их называем, «каморкинги». До сих пор это выглядит именно так. Даже пространства, которые более-менее реализованы на достойном уровне, — это все-таки разовые истории. Стандарта абсолютно нет, кто во что горазд, что называется. Кто-то в гараже ставит икеевскую мебель и называет это коворкингом, кто-то берет сумасшедшая плату за абонемент и делает коворкинг для депутатов, а в умах обычных людей формируются представление, что коворкинг — это некий клуб для бездельников, где сидят фрилансеры и стартаперы, без конца пьют смузи и обсуждают биткоины. Повторюсь, Россия еще находится в фазе «каморкинга». Но в Москве, по данным профильных ресурсов, есть уже, по-моему, более 100 коворкингов. Из них, наверное, 80% — это именно «каморкинги»: какие-то антикафе, какие-то переформатированные кофейни, какие-то квартиры, переделанные под коворкинги.

А удается бороться с предубеждением, что коворкинги — это удел хипстеров?

Да, мы устраиваем смузи-вечеринки (смеется).Если серьезно, когда человек попадает сюда, он начинает понимать, что такое коворкинг. Поэтому секрет фирмы заключается в том, чтобы первую встречу проводить именно в коворкинге. Это позволяет получать высокий процент конверсии приехавших резидентов в севшие. Севшие резиденты — плохо звучит, да? Лучше сказать — подписавшихся (смеется).

Выдерживают ли российские коворкинги сравнение с иностранными?

Я был в западных коворкингах. Вдобавок жил некоторое время в Израиле и активно исследовал эту тему там. Наверное, самый большой игрок на рынке неразрывно связан с этой страной и тоже стремительно развивается — WeWork. Я был и в Штатах, смотрел на местные коворкинги. Что интересно, подобные пространства в развивающихся странах — Китае, Индии, Израиль сюда тоже, наверное, можно отнести — делаются на более высоком уровне, чем в Америке и Европе, хотя приняли рынок позже них. Во-первых, за счет того, что там все дешевле можно сделать, во-вторых, за счет недорогой рабочей силы. Я был в лучших центральных коворкингах Нью-Йорка, так на них без слез не взглянешь! Да, коворкинги сделаны на высоком уровне, но они уже настолько обшарпанные и отстающие по технологиям, что выглядят, как «каморкинги», только очень большие.

Если уже эту тему затронули: как часто надо обновлять инфраструктуру коворкинга, его оборудование, чтобы не заслужить определения «без слез не взглянешь»?

Амортизация оборудования в коворкингах, прежде всего, мебели и офисной оргтехники, укладывается в промежуток пяти−семи лет. То есть за это время нужно все обновить полностью. Понятно, что также есть текущий ремонт, а каждые полгода часть оборудования заменяется или отдается на восстановление.

На ваш взгляд, удачное ли сейчас время для новых игроков, чтобы выйти на рынок?

Считаю, да. Если отследить тенденцию, которая сейчас наметилась, то можно увидеть интерес к большим коворкингам. И мы здесь первые. Вот Вы задали вопрос про ситуацию на рынке коворкингов, и то обстоятельство, что наше пространство на 2,5 тыс. «квадратов» является самым большим в Москве, наверное, очень хорошо характеризует весь наш рынок. А ведь это маленький объект по меркам европейского города, даже не Берлина и Лондона, которые являются признанными лидерами по количеству и уровню развития коворкингов.

Сейчас, насколько мне известно, на рынок выходят сразу несколько крупных игроков с действительно большими проектами. Но на сегодняшний день, если честно, мы не видим конкурентов. Есть хорошие ребята, но в том концепте, который реализовали мы, в России нет ничего. При этом даже с выходом крупных игроков места на рынке наверняка хватит всем, и все смогут занять свою нишу. Если WeWork появится на нашем рынке — вот эта компания, возможно, будет конкурентом. Хотя она же на долларах работает, в этом отношении ей здесь будет сложно.

Почему предприниматели все охотнее верят в коворкинги как бизнес-стартапы?

По нескольким причинам. Есть понимание, что пословица «один в поле не воин» актуальна, и современный российский бизнес нуждается в проектах, площадках, где люди могут кооперироваться, вступать в сотрудничество, партнерство. Кроме того, у нас нет мест, которые можно назвать храмами нетворкинга. По крайней мере, нет таких сетевых проектов. Коворкинги же объединяют бизнесы, снимают с них головную боль вроде офисных издержек и расходов.

Каков срок окупаемости коворкингов, сопоставимых по уровню с вашими?

В среднем от трех до пяти лет. Это когда один объект. Чем их больше, тем короче становится срок окупаемости. Но это при условии, что площадки хорошо заполняются и приносят доход.

Каким для коворкингов представляется обычный состав арендаторов, а кого из резидентов можно считать нестандартными для подобных пространств?

Стандартно — это собственники малого и среднего бизнеса. Компании абсолютно разные. Конечно, много айтишников. Есть те, кто занимается привозом товаров из Китая. Есть компании из области металлургии, есть бухгалтеры, и юристы, и риэлторы, и дизайнеры. Чего пока не удалось достичь, так это привлечь крупных корпоративных клиентов. Просто в России еще нет соответствующей культуры, и корпорации очень осторожно приглядываются к рынку коворкингов. А западный опыт показывает, что корпоративные клиенты охотно садятся в коворкинги, и им очень интересно находиться в таких пространствах.

Есть ли особенности в управлении таким объектом, как коворкинг?

Конечно! Коворкинг — бизнес, который находится на стыке разных бизнесов. Очень многие сравнивают его с гостиничным делом, и, безусловно, схожие моменты здесь есть. Коворкинг — коллективное хозяйство, но в положительном смысле. Это ведь место, где люди трудятся рядом и помогают друг другу хотя бы на уровне компенсации платежей (коммунальные услуги, интернет и прочее), но помогают друг другу также в бизнесе, налаживают партнерские связи, едят вместе, развлекаются, а иногда и устраивают общие мероприятия. И вот здесь главная особенность управления коворкингом: люди здесь не просто клиенты, которым оказана услуга от буквы «А» в договоре и до буквы «Я». Это выстраивание личностных взаимоотношений. Здесь человек не клиент, а резидент, член сообщества, с которым коммуникация ведется на «ты». Поэтому даже используются термины не просто, скажем, администратор рецепции или офис-менеджер, а комьюнити-менеджер, то есть человек, который формирует сообщество.

Кризис сыграл на руку коворкингам, но, когда рынок окончательно стабилизируется, не спадет ли сразу интерес к подобным проектам?

Таких опасений нет. На самом деле, когда мы только начинали, не было очевидно, что рынок сыграет в нашу пользу. Мы опираемся на западный опыт, видим, как рынок коворкингов растет в США и Европе. Представляем, что через пять лет культура коворкингов в России тотально поменяется, люди станут относиться к коворкингу, как сегодня относятся к каршерингу. К нам недавно приезжала потенциальная клиентка из департамента транспорта, и она шутила: «Я на каршеринге добралась до коворкинга». То есть каршеринг еще пару лет назад был диковинкой, а сегодня многие люди используют его как нечто повседневное. Также и коворкинг: для кого-то это до сих пор нечто диковинное — провести встречу в каком-то хипстерском модном месте, а для наших сегодняшних резидентов — это уже неотъемлемый инструмент бизнеса. Я думаю, что вскоре не рынок будет влиять на коворкинги, а коворкинги на рынок. Да так, чтобы к моменту, когда закончится кризис, бизнес-центрам пришлось задуматься, как привлечь клиентов. Что говорить, уже сегодня бизнес-центры предпринимают соответствующие усилия: они «пилят» площади на более мелкие, запускают какие-то новые продукты. Таким образом, коворкинги задают темп для БЦ по уровню оказания офисных услуг.

Коворкингами в БЦ никого не удивишь, а вот коворкинги в ТЦ…

Я бы не сказал, что это отклонение в эволюции, тупиковая ветвь. Это интересное явление, но не тенденция. Я тоже встречался с людьми, которые занимаются такими направлениями в торговых центрах — для них это эксперименты, которые решают определенные бизнес-задачи. Но все-таки не думаю, что это выкристаллизуется в тенденцию, потому что люди приходят в торговые центры развлекаться. Шопинг для многих — это развлечение. Кто-то приходит поесть. «Я иду работать в торговый центр» — это как-то странно звучит. Но в качестве формата вполне нормально. То есть своя определенная ниша. Я выступаю периодически на различных мероприятиях, и у меня есть любимый блок, когда я озвучиваю самые гениальные концепты коворкинга, которые появляются в мире. Среди них есть коворкинг для слесарей, коворкинг для креативных родителей, коворкинг для детей, коворкинги для стартапа в области технологий, связанных с использованием марихуаны в медицинских целях. По мне, коворкинг для шоперов — это тоже очень важно: потратил деньги, пошел поработал, заработал новые. Все здорово.

Озвучьте планы по развитию сети Workki

Есть пять локаций, инфраструктуру которых мы развиваем. Этим летом мы планируем запустить еще две, а если повезет, то и три точки. В начале следующего года мы организуем еще одну площадку.

За пределы Москвы собираетесь выходить?

Есть такие планы, но это только планы. Хотя не сказать, что очень далекого будущего. Вполне возможно, что в 2018 году мы будет выходить со своими проектами в регионы.

Уровень заполняемости?

Не жалуемся. Первая наша локация находится на Калужской, то есть, мягко говоря, не возле Кремля. И тем не менее наш коворкинг заполняется довольно быстро: на сегодняшний день этот показатель составляет 30%, а работаем всего два месяца. Считаем, что это хороший показатель. А отличный показатель — полная заполняемость за месяц, и мы к этому идем.

Сложные клиенты попадаются?

Не было такого, чтобы от нас уходили. Было, что брали тайм-аут, пока мы не поставим кулер (смеется).

Беседу вел Дмитрий Бахтин

Источник: arendator.ru

Поделиться!