Франшиза в бизнес-центрах. Коммерческая недвижимость.

Рынок франчайзинга в России растет буквально по секундам. По разным оценкам, его объемы увеличиваются каждый год на несколько десятков процентов и сейчас он насчитывает ~ $5 млрд. Игроки рынка и финансовые эксперты отмечают, что тенденция не совсем здоровая — бизнес все меньше стремится создавать что-то свое с нуля, предпочитая приобрести что-то готовое и что предположительно быстро начнет приносить доход. В бизнес-центры ежедневно обращаются сетевые кофе-пойнты или же различные минимаркеты в поисках помещений, которые как правило уже давно сданы. Такой вот ажиотаж.

При этом в России все еще отсутствует единый орган, контролирующий работу франшиз, который закрывал бы недееспособные проекты и лишал бы лицензии распространителей франчайза за обман вкладчиков. В результате чего все еще велик шанс наткнуться на фирму-однодневку.

Обед по расписанию

Двигателем франчайзинга в России стал кризис 2014 года. Инвесторы начали искать более безопасные пути для вложений капиталов, и таким образом рынок разросся, по оценкам агентства EMTG, до $5 млрд, а также насчитывает уже свыше 70 тыс. франчайзеринговых точек и 3 тыс. франчайзеров. По оценкам Российской ассоциации франчайзинга, каждый год каждый год рынок увеличивается по меньшей мере на 15%.

«Франчайзинг позволяет открыть собственное дело, во-первых, с минимальными стартовыми инвестициями, во-вторых, за счет поддержки франчайзера, позволяет снизить риски. Особенно это касается тех игроков рынка, кто не слишком искушен в данном направлении и может на начальном этапе наделать ошибок. Сюда же стоит отнести и используемые франчайзером технологии управления бизнесом, которые, как правило, уже хорошо отработаны. Так, многие компании, предоставляющие франчайзинг, изначально предлагать своим франчайзи готовые решения в части единых систем управления ресурсами компании», — объясняет Алексей Корнеев, аналитик ГК «Финам».

Корнеев отметил, что Петербург при этом является одним из лидеров по темпам прироста франчайзинговых компаний, где есть много крупных игроков: «ТД Интерторг», «Мэлон фэшн груп», «220 вольт», «Хеликс», ПИLКИ и многие другие.

Его коллега Александр Осин, аналитик управления операций на российском фондовом рынке ИК «Фридом Финанс», оценивает долю Петербурга на общем рынке франшиз приблизительно в 10-20%: «На сегодняшний день отсутствуют достоверные данные по темпам расширения рынка франчайзинга даже за первые 6 месяцев. Но если спроецировать основные тенденции последнего времени на текущий год, приняв во внимание продолжающееся снижение реальных располагаемых доходов населения, то можно предположить, что за первое полугодие рынок франчайзинга вырос примерно 6-8%. При этом доминируют по темпам развития такие модные на сегодня направления, как кофейни, пиццерии и барбершопы», — добавил он.

Как сообщает DP.RU — именно по причине легкости открытия и быстроты окупаемости наибольшую долю на российском рынке в итоге заняли сегменты торговли и общепита. По данным российской Ассоциации Франчайзинга, 57% франшиз относится к ретейлу, 25% — к сфере услуг ,16% — предприятия общепита, 2% — остальные сферы.

«Продуктовый ретейл, бизнес HoReCa или сфера красоты понятнее, проще и ближе простому обывателю. Как говорится, бизнес бизнесом, а кушать хочется всегда, — отмечает руководитель департамента франчайзинга ГК «220 Вольт» Полина Гришанкина, —

Предприниматели стремятся выбирать тематику, которую знают, которую могут описать и проконтролировать. Франшиза в сфере IT и франшиза магазина одежды требуют разных интеллектуальных, финансовых и временных затрат. Кому хочется сидеть над планами, схемами и книгами, изучая сложный технический продукт? Лучше уж получать деньги здесь и сейчас. Поэтому, конечно сейчас растет направление ресторанов, булочных, маникюрных салонов. Там все просто. Но рынок уже стал через чур насыщенным. Булочные есть через каждые 100м, а вот хороших магазинов электроинструмента или электронных новинок, да даже магазинов не сетевой одежды не так много».

В «220 Вольт» пару лет назад практически отказались от собственных розничных точек в пользу франчайзинга, поскольку за 13 лет схема показала себя экономически выгодной и живучей. Сейчас у компании по франшизе работают 236 точек по всей России, из них 27 — в Петербурге.

«Мы открыли первый розничный магазин и через несколько лет поняли, что у нас уже есть достаточно опыта, чтобы создать франшизу. В те годы рынок франшизы был пуст, люди еще вообще не понимали, что обозначает это слово «франшиза», и тем более не было франшизы электроинструментов, поэтому наступило самое лучшее время начать это новое для нас направление деятельности», — добавляет Гришанкина.

По ее словам, совмещение централизованного управления и управления на местах дает хороший прирост, и франчайзинговая сеть является мощным каналом сбыта товара и одним из основных источников дохода.

«Мы открыли сотни успешных магазинов и сервисных центров и сейчас уже с гордостью можем сказать, что каждый восьмой партнер открывает уже второй, третий магазин», — отметила менеджер.

Алексей Корнеев из КГ «Финам» обращает внимание, что значительную долю в структуре франшизного общепита занимает фастфуд. На втором месте располагается сектор продажи и производства одежды: «Опять же, в силу низких операционных затрат этот вид бизнеса в России существенно выгоднее, чем в странах Запада или Азии. Далее идут телекоммуникации и продажа сопутствующего оборудования. Тут все относительно очевидно – развитие сотовой связи и интернета выражается в повсеместной востребованности данных услуг и товаров даже в самых отдаленных уголках страны. Очень популярна и сфера услуг. Причина та же – низкие стартовые затраты и высокая востребованность делают это направление весьма выгодным. Кроме перечисленного развивается франчайзинг и в таких областях, как развлекательная сфера, спорт-индустрия, путешествия и сельское хозяйство. Но эти сектора пока представлены не столь существенно, как перечисленные выше. Самой низкой по начальным вложениям является франчайзинг по экспресс доставке. Но, что вполне естественно, он востребован в основном в крупных городах», — рассказал он.

Также эксперт обратил внимание, что необходимый стартовый капитал на рынке обычно составляет всего в 300-500 тыс. рублей. В целом же, наиболее выгодные виды франчайзинга требуют вложения на начальном этапе от 4,5 до 10 млн. рублей и способны окупиться в зависимости от конъюнктуры за 6-9 месяцев.

В национальном реестре франшиз, который составляет Российская ассоциация франчайзинга, порядка 114 наименований, из которых значительную долю занимают продуктовые ретейлеры и рестораны. Среди них в том числе X5 Retail Group, которая распространяет по франшизе сеть «Пятерочка».

«Франчайзинг не является для нас ключевым направлением. Для сети «Пятерочка» франчайзинг – это получение дополнительного дохода при отсутствии инвестиций, а также увеличение количества магазинов «Пятерочка», расширение регионов присутствия силами франчайзи, то есть возможность открывать магазины в регионах, где сеть ещё не присутствует органически. В рамках новой концепции мы доработали предыдущую схему взаимодействия и минимизировали все риски. Под брендом «Пятерочка» сейчас работают 80 франчайзинговых магазинов, то есть около 0,5% от количества действующих «Пятерочек», — пояснили в пресс-службе компании.

Игры во франчайз

Полина Гришанкина обращает внимание, что рынок франчайзинга сейчас серьезно перенасыщен. Предпринимателям в современных экономических реалиях, по ее словам, проще всего ничего не создавать и ничего не производить, а сделать сутью бизнеса — продажу франшизы.

«Это не есть хорошо, особенно в отсутствии законодательной базы. Не все компании добросовестно подходят к формированию франчайзингового предложения и тем самым искажают саму суть бизнеса. Грубо говоря, фирмы-однодневки продают волшебную денежную кнопку, которую надо нажимать каждый день, чтобы сыпались золотые. Но на деле такой продукт оказывается аналогом «однорукого бандита», автомата, который съедает монету за монетой, а выигрыша все нет», — отметила эксперт.

Александр Осин из «Фридом Финанс» добавляет, что этот рынок весьма зависим от фондового рынка, и в этом кроются свои подводные камни.

«Он следует за фондовым, когда фондовый растет или падает с некоторым опозданием, с большей волатильностью. Он становится популярнее потому, что люди «докупают» на рынке активы в виде обособленных предприятий малого и среднего бизнеса или франшиз крупных бизнес структур, которые тоже дорожают вместе с фондовым рынком, исходя из его показателей приемлемой доходности на инвестированный капитал. Но для малого и среднего бизнеса существуют другие правила в экономике, не те, которые есть для «Газпрома» и «Лукойла». Гораздо жестче, поэтому оценки, которые делаются для франшиз и МСБ на этом рынке – неадекватны, завышены и люди проигрывают», — обращает внимание эксперт.

Ярким примером таких завышенных ожиданий от франчайзинга Осин считает историю с кофейнями «Даблби». В декабре 2018 года ряд франчайзи, которые открыли кофейни по франшизе за рубежом, предъявили обвинения в адрес основательницы сети Анны Цфасман. По их версии, после продажи франшизы предпринимательница практически не принимала участия в дальнейшем развитии европейских точек. При этом никто из франчайзи, инвестируя в открытие кофеен, не заключал с владелицей бизнеса письменный договор, удовлетворившись устным соглашением. В феврале этого года сеть «Даблби» сменила владельца и формат заведений.

Еще один скандал из мира франчайзинга случился уже на этой неделе. По информации «Коммерсанта» сеть пиццерий Domino’s Pizza ввела запрет на продажу франшизы в регионах, а также постепенно начала выкупать свои заведения обратно у франайзи. В апреле 2019 года региональные франчайзи Domino’s Pizza в России обвинили сеть в завышенных ценах на продукты, навязывании услуг и отсутствии маркетинговой поддержки. Коллективное обращение российскому подразделению компании подписали владельцы 21 из 26 региональных ресторанов Domino’s.

«В сегодняшних российских макроэкономических условиях, я воздержался бы от вложения в любую франшизу. Расчеты, даже самые простые показали бы что при росте экономике в 1% — 5% номинально – при отсутствии признаков изменения политики регуляторов – отбить банковский кредит МСБ стоимостью в 15% — 20% годовых нельзя. Модель убыточна изначально. Фондовый рынок потенциально значительно более привлекателен», — заключает Осин.