Марк Диксон, глава International Workplace Group

Еще несколько месяцев назад Марк Диксон, глава International Workplace Group, IWG, крупнейшей компании в сфере коворкингов и обслуживаемых офисов, представленной в России сетью Regus, с раздражением наблюдал, как растет капитализация его основного конкурента — компании WeWork. Капитализация в момент максимального роста достигала 47 млрд долларов благодаря удачному позиционированию компании, а также венчурному капиталу со стороны японской компании SoftBank. Имидж продвинутой технологичной компании, модный дизайн офисных пространств с открытой кирпичной кладкой и бесплатное пиво для клиентов — все это делало компанию привлекательной. И это при том, что WeWork, в отличие от IWG,был убыточным. Группа IWG с основным активом Regus в 2018 году заработала для своих акционеров 179 млн долларов, но при этом оценивалась в 10 раз меньше —не более чем 4,6 млрд долларов.

 

Regus и WeWork работают по похожей модели: снимают помещение на длительный срок и ремонтируют его под свои стандарты. В настоящее время у Regus 2,5 млн клиентов и 3300 бизнес-центров по всему миру, объем продаж компании составляет 3,2 млрд долларов. В 2018 году объем продаж WeWork составил 1,8 млрд долларов при наличии 530 локаций, но убыток компании составляет 1,9 млрд долларов. Средняя продолжительность аренды IWG составляет 4,5 года, а средний срок аренды WeWork — 15 лет. «Более короткие сроки аренды позволяют IWG быть гибче, без таких финансовых потерь, как у WeWork — в случае, если место не подойдет IWG, им не придется выплачивать аренду за 15 лет», — отмечают Times.

 

Но с WeWork произошли всем известные обстоятельства: проблемы с управлением, вскрывшиеся накануне IPO, вынудили компанию отказаться от запланированного размещения акций на фондовом рынке, поставив под угрозу финансирование SoftBank в размере 9,5 млрд долларов. Основатель компании и ее главный идеолог Адам Нейман отошел от управления своим детищем, экспансия WeWork затормозилась, а оценка компании снизилась в несколько раз.

Когда дело касается WeWork, Марк Диксон говорит вдумчиво и осторожно, отмечает журналист британской газеты The Times Оливер Ша (Oliver Shah). Марк избегает злорадства, объясняя это тем, что сам испытывал трудности в бизнесе. «Я не хочу выглядеть победителем на фоне их проблем, ни при каких обстоятельствах. Я сочувствую им, потому что хорошо понимаю, у WeWork тяжелое время. Им придется уволить 5-10 тыс. человек, — говорит Диксон. — Кроме того, если бы размещение WeWork на несколько миллиардов долларов состоялось, оно могло бы позитивно сказаться на всей сфере обслуживаемых офисов». При этом Диксону грех жаловаться на жизнь: за год акции IWG выросли более чем в два раза с 8,1 доллара в январе 2019 до 17,2 в январе 2020 года. Сочувствие Диксона может быть связано с тем, что Regus в начале нулевых сам был близок к банкротству.

«SoftBank оказались правы в плане ставки на гибкие офисные решения, но ошиблись в исполнении. В этом бизнесе не существует короткой дорожки к успеху или пути, который можно было бы срезать. Все держится на решениях, расчетах, вдумчивом инвестировании. Все, что вы будете делать, должно быть максимально подготовлено к самому худшему развитию событий, а не к лучшему», — говорит Диксон.

Журналист Times встречался с Марком в Spaces — это международная сеть коворкингов, купленная IWG в 2014. Окружающая обстановка в этом коворкинге непохожа на Regus и представляет собой более развлекательный формат: сидя за макбуками в отделенных ячейках-сотах за работой, миллениалы деловито попивают кофе.

Руководитель IWG рассказывает, что каждый день просыпается в 5 утра и отправляется гулять по набережной в Монако, иногда на прогулку он берет своих собак. «Я стараюсь никого не беспокоить так рано, потому это мое личное время для размышлений», — говорит Марк Диксон. IWG работает в 122 странах, поэтому Марк проводит много времени за достаточно напряженными телефонными переговорами с персоналом.

Сейчас Диксон убежден, что должен привлекать не только клиентов, но и инвесторов. Regus во всем мире, в том числе и в России, развивает франчайзинг, обеспечивая поддержку бренда, а партнеры берут на себя риск управления недвижимостью. Сейчас около 40% компании IWG работает по франшизе, Диксон хочет довести этот показатель до 90%.

У Диксона была интересная жизнь и достаточно длинная карьера, прежде чем удача и судьба привели его в Брюссель, в конце 1980-х. К большому разочарованию своего отца, инженера, Марк бросил школу в 16 лет. Он продавал сэндвичи, а затем по утрам развозил газеты на велосипеде. The Times отмечает, что именно благодаря чтению The Sunday Times у мальчика развился интерес к бизнесу. После его первой фирмы Dial-a-Snack (доставка снэков) последовало много разных работ: бармен в Сан-Тропе, фермер, лесоруб, шахтер в Австралии, а также продавец хот-догов в Лондоне. Его первый прорыв произошел, когда он заработал миллион долларов на продаже выпечки и переехал в Брюссель.

В дальнейшем он перебрался со своей семьей в Коннектикут во время борьбы за спасение американского подразделения Regus, затем обосновался в Монако. «Если вы любите море и не любите холод, Монако — прекрасное место для жизни», — говорит он.

Диксон живет со своим партнером Джулией, управляющей фондом. У него есть виноградники в Провансе и Западном Суссексе. Глава IWG с улыбкой рассказывает, что несмотря на виноградники, у него нет винного погреба, так как он пьет вино слишком быстро. «Виноградарство невероятно сложное занятие, но оно стало частью моего коммерческого и бизнес-образования, — говорит Диксон. — У нас был 30-летний юбилей Regus, и кто-то спросил меня: ”Ты же выпил что-нибудь хорошее в честь праздника?” А я забыл. Я был так занят, что у меня совершенно не было времени даже подумать об этом»!

 

Марк Диксон: Справка

Дата рождения: 2 ноября 1959 г.

Семейный статус: в отношениях; четверо детей в возрасте от 22 до 32 лет от предыдущих браков.

Школа: Рейнсфорд, Челмсфорд, Англия.

Первая работа: продажа торфа, выкопанного в лесу возле его дома в Эссексе.

Зарплата: 1,5 миллиона фунтов стерлингов в 2018 году плюс 27% акций IWG на сумму около 960 миллионов фунтов стерлингов.

Дом: Монако.

Автомобиль: Большой Range Rover в британском гоночном зеленом цвете (модель не знает).

Любимая книга: Исаак Мид (Isaac Mead)«История жизни парня из Эссекса».

Фильм: Хороший год (2006).

Музыка: Очень любит Боба Дилана (к большому раздражению его второй половинки).

Гаджет: iPhone.

Последний отпуск: Острова Греции.

Благотворительность: Гилдхоллская школа музыки и театра.

Источник: The Times