Председатель правления Тинькофф Банка Оливер Хьюз
Председатель правления Тинькофф Банка Оливер Хьюз в интервью Forbes рассказал, почему уход Олега Тинькова из совета директоров банк переживет спокойно, что «Тинькофф» будет делать в кризис и когда мы увидим восстановление экономики.

Основатель Тинькофф Банка Олег Тиньков в начале апреля объявил, что покинет совет директоров, передаст свои акции TCS Group в семейный траст и сосредоточится на своем здоровье. Несколько месяцев назад у бизнесмена диагностировали лейкемию. А в конце февраля стало известно, что к Олегу Тинькову появились претензии у американской налоговой, которая считает, что он не доплатил налог при выходе из гражданства США. О том, как банк живет и будет жить без основателя, Forbes рассказал CEO «Тинькофф» Оливер Хьюз.

— Как ваш банк работает в условиях карантина? Я вижу по видео, что вы сейчас дома.

— Да, я дома уже недели три. До этого я прожил неделю в гостинице, потому что моя жена вернулась из Великобритании и выдерживала карантин. Я в это время работал из гостиницы, чтобы доналадить рабочие процессы перехода людей на удаленку, а потом присоединился к семье. Сейчас карантин для нас закончился, но мы все равно дома, как и все работающие люди. Для «Тинькофф» переход к удаленной работе был быстрым и безболезненным, потому что мы и так всегда работали в облаке. Мы начали переводить людей из офиса на удаленную работу месяц назад. У нас работают около 13 000 человек, не считая домашнего облачного кол-центра. Это как офисные сотрудники, так и представители, которые выезжают к клиентам. Мы очень быстро развернули IT-системы так, чтобы люди могли полноценно работать из дома, и за две недели перешли на полностью удаленную работу из дома, кроме представителей, для которых ничего не изменилось. Их около 3500 человек, они продолжают встречаться с клиентами, отрывать счета, оформлять полисы, карточки, сим-карты и прочее. Но, конечно, они приезжают к клиентам в перчатках, масках и с санитайзерами.

— В общем, безболезненно для вас произошло.

— Абсолютно. Мы и так давно работаем через Slack, Zoom и другие системы, которые позволяют работать дистанционно. Zoom у нас сто лет уже используется, нам без разницы, в офисе или дома сидеть.

—​​​​​​​ ​​​​​​​Помимо карантинов и вируса, у вас есть одна большая проблема, которая беспокоит инвесторов и вкладчиков. Это проблемы основателя банка Олега Тинькова. Что сейчас с его здоровьем?

—​​​​​​​ У Олега острая лейкемия, к сожалению. Он болеет уже шесть месяцев. Он прошел через несколько тяжелых этапов, и ему еще предстоят определенные этапы лечения, но сейчас он чувствует себя намного лучше. Все знают — он очень физически сильный и крепкий человек, настоящий боец. Он прорвется, как это всегда бывало и раньше. Мы от лица всей команды ему желаем скорейшего выздоровления.

«Он стратегически гениальный человек»

—​​​​​​​ Как уход Олега с должности председателя совета директоров скажется на банке? Вы все время говорите, что не скажется, но давайте, может, подробнее про это поговорим.

—​​​​​​​ Олег — наш основатель. Он основал группу «Тинькофф» в 2006 году, когда придумал идею дистанционного банка, запустил его, купив лицензию, собрал костяк команды, который до сих пор развивает эту историю дальше. И он наш духовный отец. Я уже как-то использовал эту фразу, чтобы описать роль Олега в бизнесе, она очень подходит. Он стоял у истоков, он был идеологом этой истории. Лет десять назад он был глубоко погружен в бизнес, был его ключевым драйвером, но с годами все изменилось.

Во-первых, компания очень сильно выросла, запустила много разных направлений и бизнес-линий. Мы построили целую экосистему сервисов, вошли в страховой бизнес, создали мобильного оператора, собственное агентство путешествий, брокерский бизнес «Тинькофф Инвестиции», купили доли в нескольких компаниях, и далее по списку. Мы стали большой группой. Во-вторых, Олег в какой-то момент сам начал отходить от операционного управления бизнесом и стал вести себя больше как акционер. Он нечасто появляется в России последние годы. Это началось лет шесть назад, а последние четыре-пять лет он вообще в России проводит меньше шести месяцев в году. А в Москве​​​​​​​ иногда и меньше четырех. Он интересуется общей стратегией. Это его основная роль. Он такой человек, он постоянно в поиске новых идей, источников вдохновения. Поэтому по вопросам стратегии я и другие ключевые члены команды общаемся с Олегом. А в операционном управлении, в вопросах развития бизнеса, обслуживании, даже в M&A его нет. Когда он говорит, что узнал о каком-то продукте или запуске бизнес-линии из пресс-релиза банка или соцсетей, он говорит правду. Он действительно не знает. Соответственно, в совете директоров банка, который выступает как консультационный орган, он до последнего времени числился, но в операционном управлении не участвовал.

Я глава группы, СЕО группы, поэтому все бизнес-подразделения — страховая компания, «Тинькофф Мобайл», «Тинькофф Инвестиции», «Тинькофф Бизнес», «Тинькофф Путешествия», расчетные и кредитные бизнес-линии и т.д., их около 20, — они все подчиняются мне. У нас целая команда сильных управленцев, которые строили все это вместе последние годы, и мы вместе, коллегиально принимаем решения. Олег иногда бывает в курсе, но далеко не всегда. И он точно не принимает эти решения.

— ​​​​​​​Я понимаю, что он не принимает конкретных мелких решений, но все равно он же дает вам какое-то видение и направление развития.

— Что имеется в виду под «мелкими решениями»?

— ​​​​​​​Купить какой-то стартап — очевидно, он не принимает этих решений.

— А запустить какой-то большой продукт, который требует много миллиардов рублей инвестиций, — это разве мелкое решение?

— Это, наверное, не мелкое решение. Я имею в виду, что теперь, поскольку Олег ушел с поста председателя совета директоров, вы лишились его видения стратегического направления развития компании. Или это не так?

— Почему? Я общаюсь с Олегом регулярно, как и всегда. И когда у нас есть стратегические идеи или важные глобальные решения, мы всегда можем их обсудить с Олегом. Олег —  контролирующий акционер группы, который иногда имеет позицию по той или иной теме. И есть формальные процессы для трансляции этих идей через совет директоров холдинга на Кипре.

А есть Олег как духовный отец. У него есть идеи, видение, он стратегически гениальный человек. Но они про общую стратегию группы, а не про конкретные бизнес-решения. Бизнес очень давно управляется независимо от Олега.

— ​​​​​​​Когда вы последний раз общались с Олегом и о чем, если не секрет?

— Несколько дней назад. Поинтересовался, как он себя чувствует и как его здоровье.

— ​​​​​​​А по бизнесу?

— ​​​​​​​По бизнесу в последнее время не было разговоров. Я, как и все члены команды, стараюсь его не беспокоить. Мы знаем, что он занимается вопросами своего здоровья, а бизнес на втором месте, поэтому мы его не трогаем.

— ​​​​​​​То есть вы давно уже про это знаете. И как давно?

— Несколько месяцев.

— ​​​​​​​А он давно болен?

— Я не могу комментировать, это личные вопросы Олега.