Борис Владимирович Левянт

Российский архитектор,  профессор Международной Академии Архитектуры, главный архитектор и генеральный директор архитектурного бюро ABD architects – Борис Владимирович Левянт – рассказал о принципе разумного контекста и местности, масштабе русской души, а также о проекте премиального апарт-комплекса HILL8, строящемся на проспекте Мира.

— Расскажите о вашей работе над комплексом апартаментов HILL8, какими архитектурными решениями вы гордитесь?

— Наша команда ABD architects поставила перед собой цель сделать проект, который отличался бы от большинства других в Москве, схожих по условиям застройки. При этом перед нами стояла непростая задача – проспект Мира, где сейчас реализуется комплекс, очень плотно застроен. Дома здесь зачастую стоят вплотную друг к другу. Чтобы окна нашего здания не смотрели в упор в стену соседнего дома, мы постарались переориентировать их в сторону улицы.  Для этого в конструкцию дома внесли пластические объемы с балконами, которые позволили решить проблему. Мы хотели найти такое гармоничное архитектурное решение, которое создавало бы не только художественную ценность, но и некое логическое осмысление пространства. Поэтому проект смотрится целостно и целесообразно.

— На Ваш взгляд проект удачно вписался в общую застройку Проспекта Мира?

— Наше решение позитивно встретило профессиональное и журналистское сообщество. Это говорит о том, что нам удалось не только создать уникальный проект, но и удачно интегрировать его в уже существующую инфраструктуру, где рядом расположены похожие по архитектуре здания. HILL8 гармонично занял свое место в исторической части города и не вызывает стилистического диссонанса.

— В проекте присутствует юрский камень. Расскажите с чем связан выбор использования этого материала?

— Юрский камень – это материал, который по своему тону, стилю и «теплоте» присущ московской архитектуре в целом. Мы потратили очень много времени и усилий на консультации со специалистами, чтобы подобрать идеальный материал. Как известно, реализация всех проектов упирается в бюджет, однако жертвовать стилем и качеством никому не хочется, и мы приняли компромиссное решение – использовать юрский камень на уровне первых трех этажей – расстоянии, на котором человек может отличить натуральный камень от искусственного. А начиная с четвертого этажа уже идет аналог мрамора, керамогранит — очень близкий по свойствам, прочности и качеству материал.

— Здание прошло сертификацию BREEAM. Что вы думаете по поводу экологических стандартов в строительстве?

На мой взгляд, это очень правильная история. Существует несколько систем экологических стандартов — LEED, BREEAM, DGNB, WELL. Что касается проекта HILL 8, заказчик и застройщик выбрали стандарт BREEAM и, соответственно, в процессе проектирования нужно было учесть определенное количество технических решений и в инженерии, и в системе обеспечения дома для того, чтобы здание соответствовало «зеленому» статусу. При оценке соответствия здания сертификату учитываются многие вещи — даже такие как, например, наличие стоянки для велосипедов и т.д. В конечном итоге все это создает комфорт и ощущение причастности к охране окружающей среды у жителей.

— Лобби в HILL8 создавал известный промышленный дизайнер Карим Рашид. Как Вы оцените его работу?

— Карим Рашид – безусловно, значимая фигура для проекта. Мы отлично поработали вместе. С точки зрения дизайна и архитектуры лобби в HILL 8 действительно производит вау-эффект, а имя знаменитого дизайнера только укрепляет позиции проекта как действительно уникального и детально  проработанного.

— Давайте поговорим немного об архитектуре в целом. Какие Вы можете отметить архитектурные тренды сегодня в столице? Следуем ли мы каким-то трендам других стран, или у нас все-таки свое направление?

— В эпоху интернета и открытости информационных потоков в культуре, в архитектуре, в том числе в технике и в инженерии, безусловно, все очень переплетено. Мы, конечно, смотрим, на то, что происходит в мире. Есть известные архитекторы-новаторы, которые создают тренды. Сказать, что Москва развивается каким-то своим исключительным путем, конечно, нельзя. Также как и про крупные города Китая не скажешь, что они стоят в стороне от общих мировых процессов. На мой взгляд, специфика Москвы сейчас заключается в том, что строят очень мало дорогих зданий. В Соединенных Штатах и в Европе, все-таки достаточно много именно дорогих проектов с точки зрения технологий и материалов. Я думаю, в Москве мы тоже придем к этому, но пока соревнование идёт за высоту, ширину, глубину и масштабность зданий.

— Так мы показываем масштаб русской души?

— Можно и так сказать. Но те технологии, которые уже активно используют в Европе – здания, которые сами обеспечивают себя энергией, новые технологии остекления и прочее — для нас это пока дорого. У нас часто бывает так, что девелопер хочет реализовать дорогостоящий проект, но, столкнувшись с реальностью, начинает сокращать  бюджет. Конечно, нужно некое разумное сочетание качества, стоимости и тех задач, которые перед собой ставит девелопер. И мне кажется, что в случае с «Сити-XXI век» и проектом HILL8 этого сочетания удалось достичь. Заданное нами качество очень хорошо и правильно реализуется.

— Расскажите, что с точки зрения архитектуры порадовало Вас в Москве за последнее время?

— Сейчас я вижу плеяду сравнительно молодых архитекторов и их работ. Я не буду называть конкретные проекты, потому что что-то мне нравится, а что-то – нет. Где-то есть нужное качество, где-то оно не дотягивает. Но мегаполис — это огромное пространство, которое в состоянии впитать в себя самые разнообразные опыты. Самое главное, чтобы позитивных интересных проектов было больше. И важно, чтобы Москомархитектура стояла на страже качества. Я считаю, что в свое время были сделаны грубейшие ошибки, когда принцип контекста местности стал заменяться принципом подобия. Если стояло два старых дома, то между ними строили, так сказать, «ново-старый». Сейчас, к счастью,  эта тенденция исчезает, а принцип разумного контекста и местности начинает преобладать.

— Какой Ваш самый любимый город с точки зрения архитектуры?

— Многие города в мире обладают ценностью с точки зрения архитектуры, но, если рассматривать самое яркое впечатление, которое я получил от городского облика, то я выделю Нью-Йорк и Чикаго. А квинтэссенцией исторической и современной архитектуры для меня является Вена. Также очень люблю маленькие итальянские города, например, Тосканы или Ломбардии.

Благодарим за предоставленное интервью пресс-службу архитектурного бюро ABD architects.